Свердлов.Мы закон не нарушали

Свердлов.Мы закон не нарушали
Оцени запись.Будь первым!!

С чем связана попытка Роскомнадзора отозвать частоты у «Скартела».

Денис Свердлов дал интервью корреспонденту газеты «Коммерсант».

В беседе затронута тема — как отозванные Роскмнадзором частоты могут повлиять на работоспособность компании.

— Почему у «Скартела» возникли проблемы с Роскомнадзором? Расскажите вашу версию событий.

— Мы связываем попытку отозвать у нас частоты с объявлением о переходе с технологии мобильного WiMax на технологию LTE. Другими словами, мы стали позиционировать себя не как провайдер широкополосного доступа в интернет, а как полноценный федеральный телекоммуникационный оператор, услуги которого будут включать и классическую телефонию. Почему это произошло и кто за этим стоит, я не могу ответить.

— Были ли со стороны «Скартела» нарушения в сфере получения частот?

— Мы анализировали этот вопрос и пришли к выводу, что никаких процессуальных нарушений при получении частот мы не допускали. Мы уверены в этом. Вообще вся эта ситуация стала возможна из-за того, что законодательство о связи в нашей стране сильно отстает от реалий, не учитывает современных технологий. Оно, по сути, оказалось не готово к появлению LTE, его нужно модифицировать сразу в нескольких областях: в сфере рефарминга (обмен частотами между операторами.— «Ъ»), ввоза устройств, лицензирования услуг. Я верю, что необходимые поправки будут приняты уже к концу этого года.

— А зачем вам вообще эти дополнительные частоты, если полноценную сеть можно построить и с полосой 40 МГц?

— Здесь есть два аспекта. Во-первых, емкость сети: ее можно увеличить установкой дополнительных базовых станций либо расширением полосы. Экономически выгоднее второй вариант. Во-вторых, потребление трафика очень быстро растет, и чем больше частот, тем лучше, тем более производительные сети можно построить.

— Означает ли ваш интерес к рефармингу то, что «Скартел» сомневается в легитимности своей сети LTE, строящейся на частотах, выданных под WiMax?

— Вопрос рефарминга никак не связан с технологией, рефарминг — процесс гармонизация спектра, то есть обмен частотами между участниками рынка. Наши 70 МГц складываются из пяти частей, распределенных в диапазоне 2,5-2,7 ГГц, это не дает возможности как нам, так и другим компаниям максимально эффективно использовать частоты.

— Какие у вас прогнозы по срокам и по результатам судебных разбирательств с Роскомнадзором?

— Предварительные слушания состоятся уже в конце сентября, если все участники процесса явятся в суд. Насколько он затянется, мне сказать сложно. Сейчас мы можем продолжать развиваться, так как суд приостановил действие приказа Роскомнадзора. Что касается результата процесса, то мы не сомневаемся в успехе.

Читать далее

Понравилась статья? Поделись и оцени!

По теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии
  1. Leonid

    26 ноября 2010 в 23:23

    ах вот он какой северный олень!

  2. Ned

    16 сентября 2010 в 9:39

    Тамодин наведёт шороху.

  3. Greek

    15 сентября 2010 в 17:28

    Кому пренадлежат частоты в России?
    Формально частотное пространство России никому не принадлежит, это публичный ресурс. Но по регламенту радиосвязи 90% частотного спектра относится либо к категории «правительственная», то есть находится в распоряжении силовиков, либо в так называемом совместном использовании, когда работу на таких частотах частные компании должны согласовывать с силовыми структурами. Дефицит ресурса приводит к нешуточным столкновениям интересов. Не стало исключением и распределение частот 4G.

    В начале этого года на частоты 4G объявилось сразу несколько претендентов, до этого не представленных на телекоммуникационном рынке. На получение частот без конкурса претендовала «Основа Телеком», зарегистрированная в начале лета подведомственным Минобороны «Воентелекомом» (владеет 25,1%) и «Айкоминвестом», единственным учредителем которого является бывший менеджер «Газпром экспорта» Виталий Юсуфов. Позже стало известно о компании «Русэнерготелеком» (РЭТ), совместного предприятия «Ростелекома» (25%) и группы ЕСН Григория Березкина (75%). Источники «Ъ» настаивали, что «на высшем уровне» существует договоренность дать «Основе» частоты в диапазоне 2,3-2,4 ГГц, а РЭТ — 2,5-2,7 ГГц. Вопросы должны были рассматриваться Государственной комиссией по радиочастотам (ГКРЧ) 20 августа, но в последний момент они исчезли из повестки заседания.

    Одновременно с возможным выделением частот новичкам Роскомнадзор издал приказ, признающий разрешения на использование частот, выданные пока что единственному 4G-оператору «Скартел» (бренд Yota) с начала этого года, недействительными. По мнению регулятора, компании выделялись полосы от 10 до 30 МГц в диапазоне 2,5-2,7 ГГц с нарушениями. В «Скартеле» не согласились и подали иск в арбитражный суд Москвы. Там же отстаивают интересы и компании «Антарес», «Арктур» и «Интеграл», переговоры по покупке которых, по утверждению источников «Ъ», ведет владелец группы Е4 Михаил Абызов. Эти компании владели частотами 1900-1920 МГц на всю Россию и собирались строить на них сеть LTE, но в середине лета ГКРЧ отменила решение о выделении им частотного ресурса.

    «Тройка» протестует

    Возможное распределение частот 4G «вновь созданным небольшим компаниям» вызвало протест «большой тройки». В июле МТС, «Вымпелком» и «МегаФон» направили три коллективных письма на имя министра связи и массовых коммуникаций Игоря Щеголева, премьер-министра Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева. Операторы настаивали, что создание федеральной сети мобильной связи «с нуля» займет пять-семь лет, потребует инвестиций в размере $5-7 млрд и наличия других необходимых условий, которые у мелких игроков отсутствуют.

    Гендиректор «Воентелекома» и «Основы Телеком» Николай Тамодин возражает: сеть можно построить за два года и $2-3 млрд. По его мнению, наличие у «большой тройки» сетей 2G или 3G при строительстве 4G не преимущество, так как у LTE-сети другая топология. По мнению Григория Березкина (см. интервью на стр. 12), если на рынок не придут новые игроки и не будет конкуренции, то потребитель никакого выигрыша от появления новой технологии не увидит вовсе. «Сегодня на этом рынке «большая тройка» сотовых операторов имеет возможность получать сверхдоходы. Их чистая прибыль составляет $4,5 млрд в год, даже больше. А рентабельность по EBITDA доходит до 50%. Такой рентабельности нет ни в нефтяных проектах, ни в газовых, ни в энергетике»,— рассуждает господин Березкин. Для «большой тройки» компания, которая сможет развить сеть связи 4G, станет серьезным конкурентом. А если МТС, «МегаФон» и «Вымпелком» не получат эти частоты, то аналитики могут расценить это как отсутствие перспектив развития, говорит он.

    Представители «тройки» не согласны, что отсутствие частот 4G убьет их бизнес. Не окажет это заметного влияния и на стоимость акций публичных «Вымпелкома» и МТС, считают аналитики. «Если они в итоге не получат частоты, может быть разовое давление на курс акций. Но вряд ли стоит ожидать уверенной потери стоимости, так как в нынешних моделях доходы от LTE не закладывались»,— объясняет начальник отдела анализа рыночной конъюнктуры Газпромбанка Андрей Богданов. В то же время аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин не уверен, что выход новых игроков на рынок 4G будет сопровождаться снижением тарифов на мобильный интернет: «Инвестиции в строительство сетей новыми компаниями и, соответственно, стоимость привлечения одного абонента будут выше, чем у существующих игроков, это отразится и на тарифах».

    Первые аукционы на распределение частот 4G прошли в 2008 году в Норвегии и Швеции, в ходе аукционов удалось привлечь €25 млн и €230 млн соответственно. На следующий год прошел аукцион в Финляндии (на частоты в диапазоне 2,5-2,7 ГГц), на котором удалось привлечь только €3,8 млн. На аукционе распределялись частоты в диапазоне 2,6 ГГц, который, с точки зрения операторов, не очень ценен. Победителями финского аукциона стали TeliaSonera, финские Elisa Oyj и DNA Oy, а также Pirkanmaan Verkko, которая будет разрабатывать технологию Wimax. В мае этого состоялся аукцион по продаже частот для LTE в Германии. Федеральное сетевое агентство смогло привлечь в ходе аукциона €4,38 млрд (победители — британская Vodafone, 02 (принадлежит испанской Telefonica) и T-Mobile (Deutsche Telekom)). Больше — $5,5 млрд — в конце лета в результате аукциона на 4G выручили власти Индии. Крупнейшим победителем стала местная частная компания Infotel.

    Новые ориентиры
    В погоне за технологиями 4G сотовым операторам есть за что бороться. До сих пор основная часть выручки сотовых операторов приходилась на передачу голоса, их бизнес рос за счет увеличения абонентской базы и MOU (среднее количество минут, выговариваемое одним абонентом в месяц). Но у MOU есть свой предел: считается, что разговаривать более 400-500 минут в месяц основная часть абонентов не будет. Новым драйвером роста для мобильных компаний должна стать передача данных, возможности для развития которой как раз и дает 4G. По итогам первого полугодия этого года доля мобильного интернета в выручке российских сотовых компаний впервые превысила долю месседжинга (SMS, MMS) — традиционного лидера среди неголосовых услуг (VAS — value added servises). На мобильный интернет пришлось 40% в общих доходах от VAS, или 14,2 млрд руб., посчитали аналитики ACM-Consulting. Они прогнозируют, что по итогам 2010 года доходы от мобильного интернета превысят 64 млрд руб., или более 35% от всего рынка широкополосного доступа для частных пользователей в России (и мобильного, и фиксированного).

    У них
    В отличие от технологии 3G, которая уже давно освоена европейскими операторами, но лишь недавно была внедрена в России, 4G все еще большая редкость во всем мире. Первую коммерческую сеть LTE запустила TeliaSonera в декабре прошлого года в Стокгольме и Осло. К концу 2010 года, по данным американской ассоциации Global Mobile Suppliers Association, во всем мире будет существовать уже более 20 коммерческих 4G-LTE сетей.

    Топ-менеджер крупной телекоммуникационной компании считает, что «большая тройка» может строить LTE, даже если ей не достанутся частоты. «Стандарт позволяет строить сети в разных диапазонах: в 700 МГц, 900 МГц, 1,8 ГГц и др. Разница лишь в дальности сигнала: на низких частотах выгодно покрывать большие малонаселенные районы, а на высоких — густонаселенные города»,— говорит он. Впрочем, аналитик «Тройки Диалог» Анна Лепетухина не верит, что правительство совсем лишит «тройку» частот: «Либо их выдадут с опозданием, либо впоследствии компании купят игроков, обладающих частотным ресурсом».
    http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1503196